• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: воспитание (список заголовков)
13:54 

«Домашние дети»

All your base are belong to us!
— Мойша, иди домой!
— Мама, я устал или замёрз?
— Нет, ты хочешь кушать.


20.01.2010 в 14:31
Пишет Ерти:

Нет большей напасти для человека, чем родительская любовь. Настоящая. Слепая. Маниакальная. Позвони-домой-а-то-я-не-я. Большинство неприятностей бьют индивидуума снаружи, и только эта разъедает изнутри ежедневно, в самом податливом возрасте.
Даже тюрьма, сума и армия деформируют личность не больше, чем ежедневное требование надеть шарф.
Съешь морковку. Съешь яблочко. Чайку не хочешь? Через час будем обедать. Через полчаса будем обедать. Через 15 минут будем обедать. Где ты ходишь, мой руки. Только не поздно. А Миша не у вас? А , во сколько он выехал? А шапку он надел? Она вышла замуж? Так ты из-за этого только? Она тебя не стоит, глупая провинциальная девочка. Почему ты на меня все время орешь? Я тебя провожу. Я тебя встречу. Тебе пора спать. На улице холодно. Запрись, как следует. Опусти уши. Не печатай это, я боюсь. Не пей сырую воду, не пей сырую воду, не пей сырую воду.

Твоя мамахен носится по кварталу в тапочках, ищет тебя? Спасибо, я так и думал, дай сигарету. "Главное, со всем соглашаться, учил товарищ по несчастью. Звонит вечером друг с вокзала: встречай. Одеваешься.
Выходят в прихожую, говорят: никуда не пойдешь, поздно. Хорошо, никуда не пойду. Раздеваешься. Уходят. Опять одеваешься и быстро уходишь, не обращая внимания на крики на лестнице". Он неврастеник, мой друг. Боксер и неврастеник. Дикое сочетание. Три года живет в Германии без родителей, со своей семьей, и все еще неврастеник. Любит "Прирожденных убийц". Я его понимаю.
Людям не видавшим, понять не дано. Они легки и снисходительны. Когда им говоришь, что собственный дедуля тяжело больной психопат, потому что через пять минут после звонка едущей домой сорокалетней дочери вперивается в дверной глазок и пятьдесят минут стоит столбом, они наставительно говорят, что вот, когда у тебя будут свои дети, тогда ты поймешь. Они просто счастливые дураки.
К ним, в сорок лет зашедшим к соседке покурить-покалякать, ни разу не являлся 65-летний отец и не уводил за руку домой, потому что уже поздно.
Они наивно смеются и предлагают, в крайнем случае, разменять квартиру.
Им невдомек, что человек, видавший лихо родительской любви, не умеет разменивать квартиру. Дай Бог, чтоб он умел хотя бы за нее платить. Он вообще ничего не умеет. Принимать решения. Принимать похвалу. Жить вместе. Приспосабливаться. Уступать. Держать дистанцию. Давать в морду. Покупать. Чинить. Отвечать. От ужаса перед миром он ненавидит людей гораздо сильнее, чем они того заслуживают.

Внешняя любовь для него наркотик, который он всегда получал бесплатно и здорово подсел. Наркотическая зависимость прогрессирует, истерической маминой любви уже недостает, нужны сильные галлюциногены, а их за так не дают.
А любить он, между прочим, тоже не умеет, потому что для любви всегда нужна дистанция, а он зацелованный с детства, да и отдавать не привык, да к тому же знает, как обременительна любовь для ее объекта, и инстинктивно старается не напрягать симпатичных ему людей. Начинаются метания между "я червь" и "я бог", мучительные думы, рефлексия, взгляд на себя со стороны, который не может не усугублять.
Когда в дорогом ресторане представляешь себя чужими глазами, немедленно начинает дрожать рука, и все падает с вилки.
Взрослый любимый ребенок это наследный принц, которого гуманно отпустили жить после того, как папе отрубили голову.
Лучше б не отпускали. Лучше добить сразу. Сочетание тирана и младенца в одной душе надежно отрезает человека от человечества.
Дальше маминой помощи уже не надо: одиночество точит и портит принца самостоятельно; трагедия его уже самоналажена, он способен воспроизводить ее сам. Впрочем, если мама еще не умерла, она всегда найдет время позвонить и спросить, что он сегодня кушал и куда, запропастился вчера. Это давно уже стало бичом целых наций.
Вернувшийся из Израиля друг рассказывал, что там выросло целое поколение вечных недорослей детей тех, кого миновал погром и крематорий.
Детей, которым никогда не стать взрослыми, потому что им до старости будут внушать, что они похудели, и не пускать на улицу, потому что там собаки, машины и преступники.


Так мир делится надвое еще по одному признаку. На одной его стороне живут нервные одинокие неряхи с суицидальными наклонностями, до старости пытающиеся казаться крутыми.
На другой легкие, праздничные, всеми любимые куролесы, до старости сорящие деньгами и палками. У них все хорошо.
В момент их полового созревания родители занимались работой, друг другом, устройством личной жизни, но только не любовью к чадам. Кого-то отец- режиссер в 16 лет оставил в квартире с деньгами на два года и уехал с мамой в экспедицию.
Кому-то отец-академик в те же 16 заявил: "Дальше сам. Вот твоя комната и завтрак дома, а остальное не наше дело". У кого-то отца не было вовсе, а мама и до сих пор ягодка опять. "Значит, это правильные дети, их можно отпускать одних, не то, что моего", спокойно скажет на это любая профессиональная мать и солжет.
Это не правильные дети это правильные родители. В 16 лет бросать одного можно и нужно любого человека, кроме Сережи из книжки "Судьба барабанщика", который то горжетку продаст, то шпионов напустит.

В несословном обществе принц всегда несчастней нищего, инфант беспризорника, Сид Сойер Гекльберри Финна. У одних жизнь проходит в жалобах и мечтах, у других в фантастике и приключениях.
Одни ездят к друзьям жаловаться на экзистенцию, другие тайком от жены пообнимать очередную ляльку, счастливую и благодарную.
Одни месяцами думают, что надо бы вымыть пол, другие в полдня обустраивают новое жилье. Одни намертво впаяны в свою квартиру другие меняют ключи, как перчатки, снимая, женихаясь и гостя у друзей.
Военкоматы никогда не могут их найти, а если находят, то натыкаются на уверенно и быстро сделанный отмаз, а если прихватывают, то и здесь ваньки-встаньки легко оказываются в секретке, в чертежке, в оркестре, причем безо всякой протекции, с детства приученные решать проблемы.
В боевых "мазутах" служат с детства закутанные чада.
Назад они приходят с удвоенной миробоязнью, замкнутостью и ненавистью к человечеству. Родня выстригает им седые виски и тут же рекомендует одеться потеплее.

Это тихое, глухое, механическое помешательство.
Чтобы ребенок рос здоровым, его посреди четвертого класса загоняют в постель через минуту после Нового года и три часа удовлетворенно слушают рыдания в подушку.
Чтобы дочь поскорее взялась за ум и стала счастлива, ей говорят, какая она зря прожившая жизнь дура, в день рождения, с шампанским в руках, в виде тоста.

Липкие, как леденец, назойливые, как цветочная торговка, глухие, как почетный караул, родители упорно и злобно не желают видеть, что болеют те, кого кутали, одиноки те, кого женили, и бьют тех, кого провожали.
Они методично отстаивают свое право любить, пока самым смелым в предположениях детям не приходит в голову, что защищают они себя.
Это я должен гордиться дочерью, а она дура и в двадцать пять живет с женатиком.
Это мне хочется, чтобы сын справлял день рождения дома со мной, а что ему хочется это неважно.
Это я волнуюсь, когда тебя нет дома, поэтому умри, а будь в десять. А то, что ты, предположим, к морозу привык и на снегу спал не раз и не десять, это наплевать, я же тебя там не видел, и сердце у меня не болело, а здесь изволь застегнуться.
Еще живой отец, очень правильный дядя, сказал однажды маме: "Если б ты никогда не вышла замуж, твой папочка бегал бы вокруг тебя, жалел, хлопал крыльями и был бы счастлив".

В общем, я понимаю, почему у Жени Лукашина из "Иронии судьбы" до тридцати шести не было семьи. У него зато была мама. Та самая. Мировая.

(Денис Горелов)


URL записи

@темы: Воспитание, Форвард

15:53 

Про лень

All your base are belong to us!
А ведь ребёнок, вскормленный и воспитанный людьми,
— тоже своего рода маугли. Подумайте об этом.


18.10.2013 в 16:11
Пишет goldy-trf:

Ещё про лень
Видимо, нужно написать об этом снова.
Никакой лени нет, друзья.
Вас обманули.

Давайте посмотрим, как это бывает. С понятиями "лентяй", "лень", "ленишься" мы встречаемся в детстве. Кто нас с ними знакомит? Мы сами? Нет. Мы сами в ходе опыта получаем информацию о боли и радости, вкусе и температуре, о расположении предметов в пространстве. У нас есть некие рецепторы, которые дают нам информацию о мире. Стол твердый. Снег холодный. Сахар сладкий. Перец жжется. Огонь тоже жжется. Одному скучно. В темноте страшно - и так далее. Это информация, которая возникает внутри нас, от того, как мы контактируем с тем, что снаружи. Или опять же внутри - от обиды слезы, например. Обида внутри и слезы внутри. Это - наша психическая реальность.

Но есть группа понятий, которая закладывается извне.
Пользуясь хакерским взломом, в нас закладывают чужеродные организму вещи.
Чтобы ребенку стало стыдно, его нужно этому учить.
Стыд - это острое чувство "я плохой". Дети рождаются психологически здоровыми; часто нужно много усилий, чтобы научить ребенка стыдиться. Но к 6 годам этому чувству удается научить практически всех детей.

Лень и общение с ней невозможна без стыда. Если вас не научили стыдиться - вы никогда не познакомитесь с ленью. Потому что лень - это не просто "я не делаю". Это "я не делаю и мне за это стыдно". Быть ленивым - это частный случай возможности быть плохим.

Детям никогда не бывает лень смотреть мультики, играть с друзьями, или за компом, или бегать во дворе. Устать это делать они могут, и может стать неинтересно. Но не лень. Когда мы узнаем про лень? Когда появляется "надо". Надо убирать игрушки, а ты не хочешь. Ты ленишься. Надо учить уроки, а ты не учишь. Ты ленишься. Надо мыть посуду, а ты не моешь. Ты ленишься.

Здесь видна основополагающая вещь: никогда не бывает лень делать то, что "хочу". И чаще всего лень то, что "надо".
Давайте посмотрим, кому надо.
Ребенку надо собирать игрушки? Ребенку надо вставать утром в садик? Ребенку надо мыть посуду? Ребенку надо учить уроки?
С уроками интереснее всего. Воспитываясь в системе постоянных принуждений (а именно такова наша система воспитания, как в учреждениях, так и в семьях, потому что наши родители на с Луны упали, а в ней же воспитывались), ребенок уже перестает понимать, что ему надо, а что нет. Он изо всех сил сопротивляется фразе "ты учишься для себя". Он её не слышит. Не воспринимает. Опровергает. Потому что если однажды он в это поверит - всё, его внутреннее понимание что ему надо, а что нет, будет сломано.
В конце концов, это просто нелогично! почему, если ребенок учится для себя. взрослый его наказывает за двойки?
Дети чувствуют здесь вранье. Они понимают: это какая-то взрослая игра. И учатся не для себя, а избегая наказаний и получая поощрения.

Так для кого учится ребенок? В конечном счете, для себя. И хорошее образование дает хороший старт. Но. Это будущее никак не дано в ощущениях. Оно есть в понимании у родителей, но понимание непередаваемо. Можно передать знания, понимание - нет. И когда ребенку говорят: уроки нужны тебе - у него возникает протест. Потому что в ощущениях другое. В ощущениях ему нужен новый айфон. Или гоночный велосипед. Вот просто позарез. А родители говорят - нет, не нужен он тебе. И здесь страдает и внутреннее ощущение "нужно", и авторитет родителей. Потому что если люди постоянно мне говорят, что земля жидкая, а воздух твердый, а в моих ощущениях по-другому - я перестаю верить либо им, либо себе. Либо и то, и другое. И вот когда и то, и другое, перед нами человек без мотивации. Потому что он не чувствует, что ему нужно. Он утратил эту способность. И он не верит другим, кто подсказывает. Потому что наподсказывали уже, хватит. Он не знает, что ему хочется, да и не хочет знать. И - он имеет отвращение к волевым актам. Потому что все это время ему говорили: тренируй силу воли, делай, что не хочется. Заставь себя.
И для такого человека воля - это внутренний предатель. Это то, что против него. То, чем он должен заставлять себя делать то, что не хочет.

Но воля, конечно же, не про это.
Воля - это движок, на котором ты едешь, куда хочешь. И куда лично тебе надо.

Приведу пример. У одного моего друга дочь не любила мыться. Особенно голову. Там серьезная физиологическая проблема, неприятно, когда трогают волосы. И вот он мне пишет в аське: как мне сделать, чтобы она голову помыла? Ну невозможно же с такой грязной ходить. Я могу гавкнуть и заставить, но не хочется. Есть способ?
Конечно, говорю я. И мы совместно за 2 часа, сочетанием методов я-сообщения и активного слушания уговорили её помыться. Девочка радостная побежала в ванну, с чувством "я хорошая". А друг мой сказал: уф, устал я. А можно её как-то загипнотизировать, чтобы это не занимало каждый раз 2 часа? Чтобы она сразу взяла и помыла?

Вот она, родительская позиция. Во всей красе.
Я объяснила, что мытая голова нужна ему. Он возмущался - как это мне? Ей самой надо!
Но если бы ей было надо, она бы мыла.
И вот здесь - тадам! - точка, из которой растет понятие лени. Гениальная фраза:
Она просто не знает, что ей это надо.

Круто, да?
Ребенок не знает, а родитель знает. Родитель знает лучше.

Потом этот родитель перемещается в голову ребенка. Уже в 6 лет у него сформированный внутренний родитель. И он продолжает делать то же самое. Говорить: тебе надо образование. Я лучше знаю. Тебе надо на эту работу. Тебе надо мыть посуду. Тебе надо делать уборку. Тебе надо гладить белье.
Зачем мне это? Я не хочу!
Хочешь. Надо. Я лучше знаю - отвечает голос в голове.

Знаете, есть такой интернет-мем. Про то, что я встал, когда не хотел, поехал туда, куда не хочу, делать то, что мне не нравится. Какая у меня интересная жизнь!
Вот это - про человека, утратившего собственное чувство "надо".
Хочется сказать: чудак, зачем же ты делаешь всё это?
Но я не спрашиваю. Потому что знаю: ему... надо))

По сути, то, что мы принимаем за лень, это три ситуации:
1. Нет цели (надо учиться в институте, а зачем - непонятно. Есть некие абстрактные конструкции, в которых человек с образованием вроде как найдет какую-то работу проще, чем образования, но это как-то всё туманно. И не факт, что я по этой профессии хочу работать. И что я вообще хочу работать).
2. Цель есть, но она не моя (учить уроки, например).
3. Цель есть, и она моя, но мне очень страшно (хочу петь в мюзикле, но страшно даже сходить на кастинг).
И вот здесь, только в третьем случае, нам нужна воля. Чтобы делать то, что хочешь, преодолевая страхи и запреты. Чтобы для начала разобраться. почему это так страшно.
Привлекать волю в двух других случаях - предавать себя.

На тему лени и борьбы с ней много пишут. Вот Голландская рулетка, например.
dutch-roulette.diary.ru/p192371996.htm
Пост выглядит толковым, но есть два момента.
Во-первых, с ленью предлагают бороться.
Лень - это симптом. Если вам лень, это сигнал, что вы живете под принуждением - внутреннем или внешним. И бороться надо не с ленью (тем самым усиливая принуждение). А с принуждением.

Второе - в посте говорится, что лень - это ситуация, когда вас манит к себе подушка, одеяло и плед. И если вы сдадитесь, то полдня прошло бездарно.
То есть сон - это бездарная трата времени.
И потом ещё в легком способе борьбы с ленью написано, что встаньте или сядьте, но не ложитесь, а то уснете.
Товарищи, если вы, полежав без дела 15 минут, уснете - у вас тяжелый недосып. Вам надо спать, отдыхать, приводить в порядок нервную систему, а не с ленью бороться! Я вот, например, днем не усну, хоть сколько я пролежи - я высыпаюсь каждый день. Именно поэтому я могу без вреда для здоровья раз в месяц подскочить в 5 утра, чтобы в 7.12 сидеть в электричке. Или в 5.45 в поезде. Идея, что сон - пустая трата времени, очень вредная. И, знаете что? все те часы, которые вы не доспали, вы через некоторое время добрете на больничной койке. Чем больше недосып, и, следовательно, нервное истощение, тем надольше койка. Причем это может быть грипп, ангина. ОРЗ, да что угодно.

Мне больше импонирует другой пост про лень:
chingizid.livejournal.com/1588333.html

В нем достаточно открыто и резко описывается, как нам воспитывают комплекс лени. По-моему, еще жестче, чем у меня, хотя на вкус цвет...))

Здесь же хочется сказать вот что.
У "хочу" тоже не всё просто. Есть противоборство мотиваций. Детское "хочу играть с этими ребятами, но не в эти дурацкие прятки" или "хочу играть в прятки, но не с этими придурками")) - и взрослый вариант этого явления "хочу получить это образование, но не хочу встать к первой паре" или "хочу эту работу, но не с этим начальником".

Вот здесь важно не включить "надо".
Хочешь играть в прятки - вот тебе компания, они как раз в это играют. А что они придурки - ну, наплюй на это, будь выше, ты же играть хочешь!
И приходит домой ребенок с разбитыми коленками, потому что толкнули придурки-то. И не хочет потом ни пряток, ни компаний, ни советов от такого советчика.

Или: хочешь с этими ребятами? Ну и играй в то, во что они играют, не выпендривайся! - и вот у нас растет человек, готовый терпеть всё, включая унижения, чтобы быть в компании...

Поэтому если вы хотите диплом, который вам неизвестно для чего, и не можете встать на первую пару - вы не ленивы. Вы просто... здоровы))

Отождествление "я лентяй" идентично "я плохой". Поэтому часто вместо того, чтобы помочь себе встать на первую пару (раньше лечь, принять ванну, чтобы заснуть, озаботиться завтраком, который возьмешь с собой), человек, "преодолевая" лень, дополнительно создает себе трудности: до ночи сидит за компом, идет в кино, устраивает себе как-нибудь эмоциональный треш. Чтобы , во-первых, наказать себя за лень, а, во-вторых, всё-таки на первую пару не пойти после всего этого))

Эти внутренние игры с самим собой очень ресурсоемки. Проще научиться жить во внутренней правде. Тогда станет ясно, нужен или нет диплом, или отношения, или поход, или времяпровождение со знакомыми. Ведь вот эта ситуация - хочу прятки, но с другими - это точка творчества. Если не давить её через "надо" - есть только одно решение, бери и делай - а дать себе проявить креативность, найдется сотня других выходов. И не нужно будет убеждать себя, что если ты хочешь варенья, а оно в комплекте с блинчиком, ты должен или отказаться от варенья, или сжевать и блинчик тоже.

Есть другие варианты))
"Надо" - против вариантов.
"Хочу" - за творчество.

Давайте хотеть! И тогда никакой лени, честное слово))

URL записи

@темы: Форвард, Воспитание

= Перекрёсток =

главная